Кризис

31 декабря 2015, 17:14

В кризис компании с неэффективным управлением разоряются, высвобождая потребителей.
Здоровые компании диверсифицируются, разжимая монополию.
В обоих случаях лаг от обнаружения препятствия до полной остановки или входа в маневр достигает пяти лет. Минимум столько же остается до следующего кризиса.
Именно в этом разломе расцветают компании, которые завтра займут рынок — существующий или еще нет. Те конторы, где ценят сотрудников, а не воспроизводимость модели, создают нового потребителя и себя. Те самые, где все мы мечтаем работать и где трата себя окупается.
Если вы не можете сделать шаг в сторону из кризисной экономики — бежать, умереть — найдите свою карьеру, бизнес, культуру, отношения в этой схеме и передвиньтесь в правильную клетку.
Только живые поют о смерти.
С новым годом.

История про логотип Кайтена

18 декабря 2015, 18:26

Пару лет назад я делал первые 5 спринтов по интерфейсам Кайтена, канбан-доски для управления командными проектами. Киллер-фича Кайтена — создание бесконечной вложенности досок для работы с разными командами внутри и вне компаний.

Я давно заметил, что мне сложно рисовать интерфейсы без хотя бы первичной айдентики, поэтому почти сразу набросал ребятам черновой логотип, хотя он и не входил в скоуп работы. Вся работа заняла вечер — особой необходимости в серьезной айдентике не было, поэтому я просто остановился на одном из первых вариантов, который дальше можно было безболезненно развивать.



Ребятам логотип страшно понравился и они взяли его в работу: он живет до сих пор и путешествует с ними по конференциям, инвесторам и клиентам. Из него, кстати, получился совершенно безумный прелоудер и даже тестовая керамическая визитка, правда поставить их на поток пока не вышло.

Игорь забацал

A video posted by Boris Verks (@clicheist) on 


Через некоторое время мы с ребятами разошлись, я положил проект на полку «офигенный опыт зубодробительно сложной лин-работы с крутыми технологами» и забыл о нем.

С тех пор проектом занимались другие дизайнеры. Через месяцы я заметил на Дрибле какого-то парня, который пытался перерисовать мой логотип, меня это страшно позабавило. Не потому что я как-то особенно гордился им, просто бороться с базовой геометрией кажется мне неблагодарным делом.


Еще через год я случайно наткнулся в Тумблере на работу итальянца Джованни Пинтори.

У этой истории нет вывода. Как у большинства историй на самом деле.

Об отрицательных скидках

17 августа 2014, 17:20

Скажем прямо, скидка не может быть отрицательной. Потому что отрицательная скидка — это не скидка, а подорожание.

Рассмотрим пример:

Предположим, я хочу приобрести книгу стоимостью 1 000 р. со скидкой −15%:

−15% от 1 000 р. = −150 р.
1 000 р. − (−150 р.) = 1 150 р.

Где тут скидка?

Раз уж мы бьемся за красивое написание телефонных номеров, типографские знаки препинания, Мильчина, Брингхерста и прочих Тафти, почему бы не озаботиться арифметикой.

Бытовая типографика: первое правило оформления текста для недизайнеров

29 мая 2014, 18:19

Дизайнеры веками хранят секрет главного правила оформления текста — у простого смертного практически нет шансов узнать о нем. Насколько я помню по себе и каждый день вижу по другим, ни в школе, ни даже в институте ничему подобному не учат. На основе этого правила я придумал для себя игру, с помощью которой давно оцениваю оформление всех своих текстов.

Основной закон

Предположим, вы не дизайнер. В доступных вам офисных пакетах (GoogleDocs, MS Office, iWork, OpenOffice) для оформления текста можно менять ряд базовых параметров:

  1. Шрифт (Arial, Georgia и т. д.);
  2. Размер шрифта;
  3. Межстрочный интервал;
  4. Цвет текста;
  5. Цвет под текстом;
  6. Разрядка (межбуквенный интервал);
  7. Выравнивание текста по правому краю, по центру и т. д.;
  8. К этому списку можно добавить еще как минимум два «аналоговых» приема: набор ПРОПИСНЫМИ и разрядку   б у к в, для которых вам не нужно ничего настраивать.

Как опрятно сверстать собственное резюме, любовное письмо, коммерческое предложение, прайс-лист или список покупок в «Ашане» для мужа? Запомните простой закон: для выделения той или иной части текста абсолютно всегда достаточно изменить только один из параметров его стиля.

Почему? Не заглядывая в учебники, я могу придумать 3 простые причины:

  1. Для перехода к новому стилю глазу нужно напрячься. Чем сильнее вы выделяете текст, тем больше мозг занят переходом на новый стиль, нежели считыванием непосредственно самой информации. В особенности это касается высоты/ширины шрифта и толщины его штрихов;
  2. При этом естественная реакция ваших глаз — поскорее пропустить ад и вернуться к тому стилю, в котором оформлен весь основной текст;
  3. Пытаясь слишком сильно врезать какой-то конкретный фрагмент в память читателя, вы рискуете тем, что информация из этого фрагмента будет все еще осваиваться мозгом, в то время как глаз продолжает поставлять ему уже следующую порцию текста. Мозг закипает.

Правила игры

Итак, каждый используемый вами прием выделения, кроме первого, затрудняет чтение и отбирает у вас 1 балл. Ваша задача — остаться на нуле. Соответственно, чем больше приемов вы использовали, тем меньше шансов, что ваш читатель получит сообщение без нервотрепки и усвоит его. Если использовали только один — вы молодец и остаетесь на нуле: вас возьмут на работу, сделают большой заказ на ваши товары, любовь не останется безответной, а муж принесет из «Ашана» то, что вам нужно.

Примеры

а) К абзацу обычного текста нужно оформить заголовок (здесь выделение служит для облегчения навигации по странице):

Очень плохо (-2 балла) Плохо (-1 балл) Хорошо (0 баллов)

Заголовок
Текст абзаца. Заголовок выделен размером, цветом и курсивным начертанием.

Заголовок
Текст абзаца. Заголовок выделен уже только размером и курсивным начертанием.

Заголовок
Текст абзаца. Заголовок выделен только размером.


б) Вы хотите выделить что-то эмоционально важное для вас (здесь выделение служит для акцентирования фрагмента в ряде подобных):

Бешено плохо (-3 балла) Очень плохо (-2 балла) Плохо (-1 балл) Хорошо (0 баллов)

To design is to communicate
C L E A R L Y by whatever means you can control or master. (Цвет, межбуквенное расстояние, капслок, курсив)

To design is to communicate CLEARLY by whatever means you can control or master. (Цвет, капслок, курсив)

To design is to communicate CLEARLY by whatever means you can control or master. (Капслок, курсив)

To design is to communicate clearly by whatever means you can control or master. (Курсив)

Этих знаний достаточно, чтобы приемлемо оформить текст. Если вы все еще не дизайнер, не стоит ломать голову в попытках понять, каким именно параметром лучше воспользоваться в каждом конкретном случае, это не ваша работа, это работа дизайнера. Для более-менее сносного результата хватит и этого базового правила.

— Если вы ничем не хуже дизайнера

Конечно, можно подумать, что это первое правило — для слабаков, а профессиональный дизайнер сразу оформляет текст согласно своему вкусу, а вы ничем не хуже дизайнера и вкусом тоже не обделены. Да, дизайнер по сравнению с вами — продвинутый игрок, но и ему не следует перепрыгивать через эти первые ступеньки. Разница между вами и профессионалом только в одном: дальше на пути к красивому тексту перед дизайнером стоят еще десятки таких правил, описывающих каждый из возможных приемов. Вот самых простой пример (было бы недурно учить этому в школах тоже), чтобы вы понимали, о чем я говорю:

  1. Ужасный дизайнер знает, что капслок использовать вообще нельзя.
  2. Недопустимо плохой дизайнер знает, что роль капслока в нормативной типографике выполняет капитель.
  3. Очень плохой дизайнер знает, что при использовании капители необходимо увеличивать межбуквенное расстояние.
  4. Плохой дизайнер знает, что межбуквенное расстояние необходимо раздвигать таким образом, чтобы сбалансировать внутренние и внешние пространства букв, а не просто раздвинуть на свой вкус.
  5. Так себе дизайнер знает, что не все шрифты содержат специально разработанное капитальное начертание, и в таких шрифтах при принудительной капитализации первая буква в строке неестественно ужирняется.

Только когда дизайнер доходит до пятого правила, он начинает быть дизайнером средней руки и на собственный вкус и риск может включить в себе дизайнера. Как вы должны были заметить, к этому моменту для полета фантазии остается не так уж много пространства: типографика как искусство дает невообразимую свободу, но как ремесло и наука страшно зарегулирована.

— Я сделал все по правилам, но мне мало выделения

В этом случае, скорее всего, дело не в оформлении текста, а в самой формулировке текста. При правильном формулировании специального оформления вообще не требуется. Давайте посмотрим на пример:

«Боря, нужно добавить логотипы партнеров, убрать ссылки на результаты соревнований, нарисовать обложку для Фейсбука И КАК МОЖНО СКОРЕЕ ПОДВИНЬ НИКИТУ НА 4 ПИКСЕЛЯ!!»

«Боря, в первую очередь: сегодня до 12:00 очень важно подвинуть Никиту на 4 пикселя.
Потом, до конца рабочего дня, добавь логотипы партнеров, убери ссылки на результаты соревнований и нарисуй обложку для Фейсбука»

Тот же пример, но случай посложнее, когда вы уже просили, но вас не услышали:

«Боря, если сегодня до 12:00 ты не подвинешь Никиту на 4 пикселя, мы не сможем продолжить сотрудничество с тобой.
Потом, до конца рабочего дня, добавь логотипы партнеров, убери ссылки на результаты соревнований и нарисуй обложку для Фейсбука»

Бонус-трек: почему мы так плохо оформляем текст

Базовые приемы оформления текста перешли современному клерку из докомпьютерной эпохи. Во времена печатных машинок у нас было не так уж много средств управления типографикой. Мои родители — журналисты, я застал дома последние печатные машинки и могу вспомнить несколько базовых приемов:

  1. Пропечатать слово второй раз поверх первого, чтобы имитировать полужирное начертание;
  2. Напечатать слово КАПСЛОКОМ;
  3. Разрядить буквы в о т т а к;
  4. Напечатать поверх текста дефисы, чтобы зачеркнуть его.
  5. Напечатать поверх текста прочерки, чтобы подчеркнуть его.

Самиздатчики умудрялись рисовать на машинке примитивные виньетки и даже целые картины, вот трогательный пример из библиотеки моих родителей:

Этими простыми, но, если задуматься, удивительно изобретательными средствами пользовались великие писатели, влиятельные секретарши и культовые предприниматели. Однако, с точки зрения современной нормативной типографики, мы до сих пор остаемся на стадии раннего типографического палеолита: мы либо просто не умеем пользоваться новыми возможностями, либо, наконец-то заполучив их, начинаем применять с избыточным остервенением, ведь теперь оформить текст можно дюжиной разных способов всего за 30 секунд.

Традиционный постскриптум: следить за появлением новых записей в этом блоге удобнее всего, подписавшись на мой твиттер.

Как я отказался от шкалы ценового диапазона

19 мая 2014, 15:17

Поговорим о двойных ценовых слайдерах, ценовых диапазонных контролах, диапазонных регуляторах цены, диапазонных шкалах, price range sliders.
Три оговорки:
а) Общепринятого термина для них нет. Здесь и далее я использую термины «диапазонная шкала» («ДШ») вместо «слайдеров» и «регуляторы» вместо «ползунков»;
б) Меня укачивает от теоретизации, поэтому рассказывать буду на действующих примерах; я рассматриваю только примеры магазинов, которые по неким причинам отказались от фильтрации товаров с помощью списка ценовых категорий;
в) Я понимаю, что от доброго дизайнера зависит ⅓ результата. От злого — ⅔. Целиком результат практически никогда не зависит от дизайнера. Это командная работа, поэтому я оцениваю конечный продукт в целом, а не работу отдельных людей. И, кстати, призываю к этому всех коллег.

Примеры

Начнем с варианта Озона, он мне ближе остальных (привет, Артур!):

Я вижу тут такие проблемы:
1.1. Передвигая регуляторы, я постоянно получаю рандомный для меня результат. У шкалы, конечно, есть свой шаг, но он нигде не описан. Будь я математиком, я смог бы вычислить его за несколько пробных движений, но это не то, чем я хочу заниматься, — я хочу купить книжку за 2 500 — 3 500 р. Как бы я ни таскал регуляторы, достичь более-менее круглой суммы, с которой я мог бы соотнести свой бюджет, невозможно. Даже если я мыслю неокругленным бюджетом (например, у меня есть 2 623 рублей на книгу и ни рублем меньше или больше), я не могу найти с помощью регуляторов такой суммы: система все время навязывает мне удобный только для нее самой бюджет:



1.2. При первом обращении к шкале нигде нет кнопки применения — она появляется только после первого сдвига регуляторов и самостоятельно пропадает, если выкрутить регуляторы на минимум и максимум одновременно. Это значит, что по каким-то загадочным причинам я могу посмотреть товары в диапазоне, например, 6 — 791 875 рублей, но  все товары в полном ценовом диапазоне я посмотреть не могу. При этом, в полях сверху значения написаны обычным, неприглушенным стилем, а это сигнализирует нам о том, что условия для применения уже проставлены. Тем не менее, применить эти условия невозможно. Я сам большой противник избыточных подтверждений, но не в таких случаях.



1.3. Предположим, в процессе работы с регуляторами я случайно увидел нужное мне число, возьмем 392 969. Тут я пробую попасть в него специально, но это занимает кучу времени — когда я отпускаю регулятор, он сползает на соседние значения, хотя с мелкой моторикой в силу профессии у меня все в порядке, а трекпад Эйра тяжело обвинить в нечувствительности. В диапазоне просто слишком много шагов:



1.4. Регуляторы в этой шкале действуют по принципу «паровоза». Таким образом, мой выбор всегда почему-то ограничен каким-то фиксированным диапазоном, но нигде не объясняется, почему именно таким:



1.5. Озон не предлагает мне никаких рисок на шкале, и при ориентировании по ней я должен полагаться исключительно на собственный глазомер. В условиях неокругленных чисел это затрудняет весь процесс.

1.6. Одна из самых больших проблем ДШ — чрезмерный либерализм. Сам принцип работы такой шкалы изначально предполагает равнозначность цен для пользователя, а это прямое игнорирование наиболее важного принципа электроторговых интерфейсов — разделения покупательских потоков. Возьмем пример детской/семейной литературы, мне он довольно хорошо знаком. Любой книготорговец знает, что основная масса заказов в детской литературе охватывает товары стоимостью до 700 — 1 000 рублей. Смотрим шкалу и понимаем, что гибкая настройка до 1 000 рублей невозможна в ней физически (рис. «а»). В Озоне при этом работает принцип паровоза (см. пункт 1.4.), т. е. минимальный доступный в данном случае диапазон составляет 13 — 23 654 рублей (рис. «б»). Мягко говоря, для основного потока покупателей эта шкала абсолютно бесполезна. К этому вопросу мы еще вернемся чуть позже в примере Сотмаркета.

Устав от непредсказуемости регуляторов, попытаемся воспользоваться другими возможностями. Теперь мне надо догадаться, что в цифры над диапазоном можно ткнуть. О такой возможности мне говорит только смена курсора на каретку, потому что редактируемые поля лишены своих половых признаков: грани, с которых внутрь поля должна падать тень, ничем не отличаются от граней всего блока фильтра, поля не разделены и в них 2 разных стиля текста. Это смелое решение, оставим его на совести разработчиков, и порадуемся, что сменился курсор — для какой-то части пользователей этого будет достаточно.

1.7. Попробуем напечатать что-нибудь в этом поле. Куда бы в этом поле я ни ткнул, я не могу ничего напечатать, попробуйте сами:



1.8. Когда до меня доходит, что надо сначала стереть цифры, я понимаю, что не могу ввести 0 р., система автоматически исправляет его на минимально доступное в базе значение. Прекрасно, когда система не дает мне сделать ошибку, но ужасно, что она делает это молча без объяснений. От этой безмолвной борьбы чувствуешь себя идиотом, особенно если знаешь, что неправильно введенный показатель в конечной выдаче ничего принципиально не изменит: я просто не увижу никаких товаров дешевле минимума или дороже максимума, что произошло бы и без моего вмешательства.



Итак, я наконец-то ввел в поля нужные мне значения. Что дальше? Система не сообщает мне, что там будет. Возможно, я увижу 1 товар, а возможно, 244. Мне предлагают слепо довериться Озону и нажать на кнопку.

Перейдем к Юлмарту и парням из Нимакса.

2.1. Здесь для ориентации по шкале мне показывают срединную риску. Это уже хорошо, но при такой верстке подписи к риске похожи на подсказки к полям.

2.2. Регуляторы не срублены. В тот момент, когда оба они окажутся на одной позиции, я, как пользователь, окажусь в конфузной ситуации. Я могу предположить четыре выхода из такой ситуации: а) потянется регулятор минимума, б) потянется регулятор максимума, в) потянется регулятор, который я дергал в последний раз, г) потянутся оба регулятора одновременно, перемещая фиксированный диапазон влево-вправо по принципу «паровоза». Я не хочу гадать, я хочу купить триммер для бороды не дороже 4 тысяч рублей.

2.3. См. пункт 1.1.

Перейдем к Сотмаркету (привет, Амик!):

3.1. Парни в Сотмаркете явно знают доступные минимум и максимум, но почему-то не хотят мне о нем говорить цифрами:

3.2. Для дополнительной наглядности шкалы на ней закрасили доступный диапазон цен. Нетрудно догадаться, что шкала врет — в ценовом сегменте 62 000 р. — 66 000 р. товаров нет — фрустрируем вместе:

3.3. У Сотмаркета шкала хитро разделена: до первой риски регулятор шагает по 10 рублей за раз, потом по 100 рублей, по 500 и по 1 000. Это отвечает на пункт 1.6. озоновского примера. Однако, для такого решения нужно обладать потрясающим знанием своих покупателей, ведь оно навязывает мне роли вроде «если я хочу телефон дороже 5 тысяч, у меня есть и лишние 500 рублей», «если я хочу бритву за 30 тысяч, лишняя тысяча для меня не проблема». Кроме того, для недостаточно внимательного пользователя прогрессивность шага оборачивается ситуацией из пункта 1.1.:

3.4. Я так и не понял, почему у ребят равные по ширине отрезки шкалы отражают настолько разные ценовые категории. Нелинейные шкалы бывают, например, в омметрах, но это очень сложно. На мой взгляд, наглядность — единственная полезная функция шкалы, и здесь она подорвана:

Еще примеры и альтернативы

Это все были классные диапазонные шкалы. Плохая новость заключается в том, что этим примерам следуют менее опытные коллеги, например, ребята из Отто, Бонпри, Вайлдберрис и т. д.:

Есть еще экстремистский вариант c инфокривыми/искрографиками/словографиками/гистограммами по Тафти:

Рис. из статьи на UXMatters Грега Нудельмана

Я понимаю, визуализация — это дико модно, и без знания Тафти вас не возьмут в офис с печеньками и даже не в офис без печенек. Но в магазинах с большой товарной базой и огромной аудиторией лишние запросы к серверу просто тормозят работу при минимальном полезном действии для рядового покупателя. У компаний же с бутиковыми базами нет смысла делать такую детализацию. Для многих магазинов откровением становится даже примитивное вытаскивание минимальных-максимальных значений.

В первой двадцатке интернет-магазинов по Коммерсанту такая шкала есть только у E96 (привет Jetstyle!):

Но если обратиться к первоисточникам, оказывается, что искрограммы в основном используются для отображения изменений во времени (по оси X), я не уверен, что такая штука действительно считывается кем-то, кроме людей, профессионально имеющих дело с графиками. Кроме того, они визуально шумят и дублируют функцию, которая и так отрабатывается — количество товаров нам показывает всплывающая подсказка.

Кстати, у Викимарта грандиозный по своей жадности пример, здесь для подбора по цене используются все три способа (категории, шкала, поля), причем все три еще и взаимосвязаны:

Сделаем отступление, обратимся к небожителям. Даже простой, недиапазонный слайдер в документации iOS описан так:

Purpose. Sliders allow users to:
Make smooth and continuous adjustments to a value
Have relative control over a value within a range
Set a value with a single simple gesture

Мне нравится, как скромно парни ставят нахождение значения на последнее место в списке, при этом явно подчеркивая «smooth and continious» в первом пункте, «relative» во втором и «single simple gesture» в третьем. О точности значения нет ни слова. Слайдеры в iOS, быстро ставшие одной из визитных карточек системы, в основном контролируют сущности, для оценки которых не требуется знание абсолютных значений. Их значения воспринимаются глазами (яркость экрана, размер иконок), руками (скорость движения мыши), но не нуждаются в численном измерении. Я посмотрел настройки системы в Mac OS: в основных закладках из 19 шкал только 5 используются для выбора абсолютных значений. При этом, такие шкалы, как правило, в 2-3 раза шире оных в электромагазинах, и количество шагов в них несоизмеримо меньше.

На Медиуме UX-дизайнер, раздраженный эпидемией ДШ, вспоминает даже руководства Майкрософта (заметка милая, прочитайте):

«Шкала с регулятором — это хорошее решение в тех ситуациях, когда вы знаете, что пользователь думает об относительной величине, а не числовой. Например, пользователь хочет установить „средний“ или „низкий“ уровень громкости, а не выставить конкретное значение, например, „2“ или „5“».

Выводы

Все эти недостатки, безусловно, лечатся, и в в разных разработках есть более или менее удачные решения (обратите внимание, что почти везде шкала очень широкая), например:
а) регуляторы взаимозаменяемы, б) при приближении друг к другу подсказки над регуляторами склеиваются.

Тем не менее, изучив множество примеров, я так и не смог ответить себе на один фундаментальный вопрос.

Во всех этих случаях слайдер дублируется полями ввода. Да, можно остроумно совместить поля с диапазоном, как сделал Артур. Но ШД все равно остается сравнительно нестандартным, непредсказуемым и не самым наглядным элементом интерфейса, который в электромагазинах абсолютно всегда сопровождается стандартными, понятными, предсказуемыми полями. Иначе говоря, шкалы настолько несостоятельны, что им всегда требуется неотложный интерфейсный «фоллбек», хотя сами они изначально призваны облегчить работу с полями. Зачем тогда их вообще использовать?

Даже если представить, что перед дизайнером не стоит проблема экономии экранного пространства (дизайнеры электроторговли в этом месте должны засмеяться), сам факт дублирования функции усложняет интерфейс минимум в 2 раза и с точки зрения использования, и с визуальной точки зрения.

В большинстве случаев интерфейс, лишенный шкалы, совершенно спокойно мог бы выглядеть проще без потери функций (это магазины из рейтинга Коммерсанта), по вкусу можно добавить кнопки применения:


220 вольт
Ситилинк
ДНС-шоп
Эльдорадо
Энтер
Связной
Юлмарт

К 2014 году большинство наших пользователей научились набивать многокилометровые СМС-сообщения одним пальцем, за доли секунд отвечать на электронные письма, а многие и вовсе почти разучились писать от руки. Вбить руками трех- или четырехзначное число уже давно стало для них посильной задачей, особенно если она ведет к удобной и приятной покупке. Для меня популярность ДШ — полная загадка, и я склонен искать объяснение не в заботе о пользователе, а в каких-то других причинах: желании набить цену своему интерфейсу, банальном желании приукрасить скучный интерфейс нарядной фурнитурой, личных амбициях дизайнера и, наконец, слепом копировании. Когда в декабре мы наконец-то ввели в Лабе фасетную систему подбора товаров, я просто сделал крупные, легко редактируемые поля, отобразил в них минимум и максимум, и на этом тема ДШ для меня осталась закрытой:

После всего

Черно-белые иллюстрации взяты из книги «Основы художественного конструирования радио и электронной аппаратуры» Р. Г. Варламова. Это потрясающе интересная книга, найдите ее.
В моем блоге закрыты комментарии, но я с радостью прочту ответный пост в защиту ДШ с любыми релевантными примерами в вашем блоге.
Если вам хотелось бы видеть больше подробных разборов электроторговых интерфейсов, жмите лайки/ твиты и ссылайтесь. Как и прежде, следить за появлением новых записей в этом блоге удобнее всего, подписавшись на мой твиттер.

О профессионалах

12 мая 2014, 15:55

За свою недолгую карьеру, вернее две карьеры, мне удалось понаблюдать за жизнью трех профсообществ: переводчиков, медиков и дизайнеров.

Переводчики постоянно ныли о нестабильности, незащищенности, недооцененности обществом, качестве образования, отсутствии профсоюзов (или хотя бы консолидированных профсообществ), рыночном дисбалансе, демпингующей молодежи, незаслуженности авторитетов, непонимающих заказчиках, игнорировании или избыточном регулировании со стороны государства. Я внимательно слушал старших, ведь я был начинающим переводчиком.

После университета я за два года перевел три тома по хирургии под шефством авторитетных хирургов и стал следить за их профессиональной жизнью. Громогласно на конференциях и полушепотом в кулуарах медики постоянно воспроизводили те же слова, что и переводчики. Я слушал их с озабоченностью и почтением, ведь я был начинающим «гражданским» экспертом в очень узкой медицинской специальности.

Примерно тогда я понял, что каждый публичный российский профессионал рожден, чтобы сделать три главных доклада своей жизни:

  1. «Кругом — мудаки. Особенно в нашей профессии».
  2. «Мы все — в п*зде. Давно. Надолго».
  3. «Завтра все накроется медным х*ем. Вот статистика».

Черт с ним, подумал я тогда. По крайней мере, в отличие от переводчиков, медики действительно говорили о вопросах жизни и смерти нации.

Когда я окончательно простился с переводом, сосредоточился на дизайне и стал следить за жизнью публичных российских дизайнеров, я ожидал увидеть людей, полных хотя бы сдержанного оптимизма, ведь именно тогда взаимоотношения дизайна и общества, казалось бы, начали выходить на должный уровень. В конце концов, думал я, дизайнеры по определению исполнены духа свободного творчества, юности разума и самостоятельности; дизайн-сообщество представлялось мне дионисийским клубом разновозрастных парней, получающих от жизни должное удовольствие, несмотря на окружающий хаос.

Прошло уже несколько лет с тех пор, как я стал пристально следить за дизайнерским сообществом, и я начинаю понимать, что меня нае*али. Российские дизайнеры ничем не отличаются от российских переводчиков и медиков. И сейчас я, кажется, начинаю догадываться, что к чему. Я не далек от мысли, что все вокруг, особенно в нашей профессии, мудаки. И в целом, положа руку на сердце, стоит признать: мы — в пи*зде довольно давно и весьма надолго. А завтра, вполне может статься, всех нас накроет медным х*ем. Я видел статистику.

Наддверные схемы в Москве и Париже

10 мая 2014, 20:37

Заметил, что в наддверных линейных схемах московского метро загораются лампочки станций, к которым вы подъезжаете (и продолжают гореть лампочки станций, оставшихся позади):

А в Париже — наоборот:

Не знаю, как относиться к этой информации, придумайте сами.

Дизайнер в эпоху постмодернизма

8 мая 2014, 13:51

Трудно быть дизайнером в эпоху постмодернизма.
Вот, например, модный журнал «Метрополь» капитализирует заголовки, набранные нелегальным Gotham Pro, у которого — каждый школьник знает — нету в наборе капители.

И вот с одной стороны, очевидно, что арт-директор журнала Миша Цыган — идиот.
А с другой стороны: а вдруг это такая концептуальная постмодернистская шутка?

«Гражданский шрифт и кириллический Киш», рецензия

3 мая 2014, 13:26

Замечательный и, что уж там, уникальный интернет-журнал «Шрифт», ведомый Евгением Юкечевым, издал в виде брошюры уже опубликованный ранее в двух частях очерк Владимира Ефимова «Гражданский шрифт и
кириллический Киш».

Назвать это издание брошюрой не поднимается рука — с такой по-книжному внимательной любовью она сделана. Прекрасно здесь абсолютно все, начиная с выбора бумаги и заканчивая версткой каждой мелочи от титульного лица до самого колофона.

В первой части очерка Ефимов подробно документирует помешательство 36-летнего Петра I, за два года создавшего на основе старого кириллического полуустава и голландских антикв новый гражданский (=светский) шрифт руками военного инженера Куленбаха и мастеров в Амстердаме и Москве. Любопытно, что Куленбах рисовал шрифт прямо в штабе русской армии во время войны со шведами. Поведение без тринадцати лет императора отчетливо напоминает поведение безумного деспотичного арт-директора, проводящего одновременно 10 тендеров на одну задачу и, в конце концов, уже собственноручно вычеркивающего половину утвержденной работы. Примерно этим гражданским шрифтом мы с вами и пользуемся до сих пор.


Во второй части Ефимов описывает уже свой, в равной мере амбициозный эксперимент. Он возвращается в петровские времена, находит там идеальную голландскую антикву авторства Николая Киша (тоже не без приключений) и пытается создать свой гражданский шрифт, который отвечал бы уже нынешним профессиональным — в противопоставлении к петровским любительским — представлениям о «правильной» кириллице. Такой вот фантастический типографический триллер. К слову, эксперимент Ефимова занял вдвое больше времени, чем у Петра  — четыре года против двух. Основные моменты работы над кириллическим Кишем описаны довольно детально и, очевидно, будут крайне интересны студентам и зрелым профессионалам.

Очерк написан несложным языком и с внимательным изучением иллюстраций и двумя-тремя подходами к словарю займет не больше получаса.

Брошюра стоит 250 р. и при тираже в 500 экземпляров автоматически попадает в разряд раритетных и, к сожалению, мемориальных. По состоянию на 2 мая в книжном «Монитор-Бокс» на Артплее еще осталось несколько экземпляров. Стоит ли отдавать эти деньги — для меня ответ очевиден.

Ctrl +  Ранее